Процесс Синявского и Даниэля

Даниэль был обвинен в написании повестей «Говорит Москва» и «Искупление» и рассказов «Руки» и «Человек из МИНАПа». Даниэль был осуждён на 5 лет лагерей по предъявленной ему статье 70 УК РСФСР «антисоветская агитация и пропаганда». 8 июня 1971 года Синявский был освобождён досрочно и в 1973 году переехал во Францию.

Произведения вывозила Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский. В частности, существуют утверждения, что их выдал друг Синявского Сергей Хмельницкий. Писателей обвинили в написании и передаче для напечатания за границей произведений, «порочащих советский государственный и общественный строй». Попадись эти молодчики с чёрной совестью в памятные 20-годы, когда судили не опираясь на строго разграниченные статьи уголовного кодекса, а руководствуясь революционным правосознанием…

К 50-летию судебного процесса над писателями А. Синявским и Ю. Даниэлем

Критику мы поддерживаем и развиваем, она остро звучит и на нынешнем нашем съезде. Он не был официальным эмигрантом и не лишался советского гражданства — поехал по приглашению на работу в Сорбонну. Даниэль остался в СССР. Отбыв полностью срок, Ю. Даниэль работал сначала в Калуге, затем в Москве. 17 октября 1991 года в «Известиях» появилось сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления.

См. «Литературную Газету» от 27 марта и 3 апреля.) Михалков заявил: «Советский суд осудил двух политических клеветников и двурушников . Первая в новом семестре лекция по литературе в Школе-студии имени В. И. Немировича-Данченко 8 сентября 1965 года не состоялась. Никто из студентов тогда так и не узнал, почему. Мнения сотрудников Института мировой литературы довольно быстро разделились, и количество людей, его осуждавших, оказалось очень велико.

Однако советское общество образца 1965 года вряд ли полагало себя серьезно больным, и «врачам» пришлось из московских квартир переехать в тюремные камеры. Они призывали к гуманизму и терпимости и выражали надежду, что дело не дойдет до судебного разбирательства.

5 декабря на площади Пушкина была проведена демонстрация в защиту арестованных писателей. Ее провело первое неформальное объединение молодых людей, возникшее в середине шестидесятых годов. Это был СМОГ — Самое Молодое Общество Гениев. Они собирались вместе, обсуждали политические и культурные новости, читали друг другу стихи. Демонстрацию разогнали.

Один из них, А. Синявский, он же А. Терц, печатал литературно-критические статьи в советских журналах, пролез в Союз писателей… Второй, Ю. Даниэль-Аржак, занимался переводами. За ним скрывалось иное: ненависть к нашему строю, гнусное издевательство над самым дорогим для Родины и народа…

И в конечном счете докатились до преступлений против Советской власти. Всем содержанием своим они направлены на разжигание вражды между народами и государствами, на обострение военной опасности. Пройдет время, и о них уже никто не вспомнит. На свалке истлеют страницы, пропитанные желчью, ведь история не раз подтверждала: клевета, какой бы густой и злобной она ни была, неизбежно испаряется под горячим дыханием правды.

Каждый, кто хочет, может прийти ко мне, у меня лежат все эти так называемые произведения Синявского и Даниэля, и я вам дам их прочитать. Есть, впрочем, у этого автора и нечто бесспорно свое, «задушевное». У него там выкинули несколько абзацев, где он цитировал Синявского и Даниэля, чтобы не предоставлять трибуну врагу. Поэтому статья получилась не очень убедительная.

Популярное: